msdu_ne_beru

Categories:

Спасибо партии за мамину пенсию!

В начале 60-х нашей маме стали приносить «деньги ни за что». Это она, вырастившая шестерых одна, в 50 лет получила медаль «За материнство». И ПЕНСИЮ!
О, мы уже задолго до этого  знали, что мама больше не будет работать в совхозе, а находиться дома. И всё равно будет получать деньги! Вот просто ни за что! Партия так решила, и так будет!
Мама была беспартийной из-за неграмотности, но партии верила. Ещё больше верила Сталину: он победил фашизм, он помог её старшим детям поступить в институты и техникумы. Она даже сон видела, как после похоронки рыдала в тёмном коридоре, — и вдруг вместо стены — яркое солнце, из него улыбается Сталин и говорит: «Маруся, ничего не бойся, — всё будет хорошо!» И вот — дети учатся, женился на ней вдовец Иван Михайлович из соседней деревни с двумя маленькими дочками, совхоз построил новую квартиру. А теперь ещё и пенсия!
И я, и сводные сёстры очень интересовались, а будет ли мама давать нам с получки на конфеты? На подушечки, черёмуховые, самые дешёвые? Всем в деревне покупают! Мама отмалчивалась.
Пришёл почтальон,  бумажка, мамина кривая роспись. И отсчёт: один, два, три, — двенадцать! Двенадцать рублей!!! Почта ушла, мама накинула плюшку (помнит кто-нибудь такую красивую жакетку?!), взяла сумку и ушла в магазин.
А мы, три сороки, сели на огромное бревно у калитки, болтали языками и ногами — и ждали глазами с поворота плюшку.Идёт!!! Несёт подушечки, значит?!
Мама — впереди, мы — гуськом за ней. Вошли в летнюю кухню — и замерли вокруг стола. Вот из сумки — хлеб.Крупа. Макароны. И!!! Ой, неужели?! Банка консервированных абрикосов! Их давно завезли в нашу сибирскую глубинку, но сельский народ не кинулся на дорогущий товар (87 коп, представляете?! Отрез на детское платье, на рубашку парню!). Баловство же! Но такая красивая была наклейка, так манили глаз рисованные ярко-жёлтые абрикосы на тёмно-зелёных листьях! Это на юге такие растут! Мы стояли в магазине подолгу, представляя, на что похожи эти жёлтые? На помидоры? На ранетки?
Жестянка встала посреди стола. Мама нашла нож покрупнее, вбила его в ободок. Сок брызнул на стол. Сразу три пальца смазали этот сок — и во рты хозяек. Вкус был невероятный, аромат -тоже. И вот — в четыре блюдца мама раскладывает мягкие ягоды. Тишина, и только взгляды за каждым взмахом ложки. Всё. Всем поровну. Только потянулись за блюдцами, как мама остановила: «Сначала скажем партии спасибо!» И мы все хором громко прокричали за нею:«Спасибо партии за мамину пенсию!»
Несколько лет кричали мы эту молитву — благодарность: за мир, за песни, за абрикосы...А я представляла, что когда вырасту — с первой же зарплаты накуплю себе много таких банок, чтобы ярусом стояли под кроватью, чтобы в любую минуту окунуться в невиданное южное лето...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened